Чт. Дек 1st, 2022

19 марта исполняется 160 лет со дня рождения одного из основателей Ставропольского государственного музея-заповедника, общественника, нотариуса Георгия Праве. В молодости врачи сочли его безнадёжно больным, но благодаря невероятному везению, сопровождающему его на протяжении всей жизни, Праве не только выжил, но и стал одним из известнейших деятелей Северного Кавказа. О его судьбе «АиФ-СК» рассказала заведующая отделом природы музея Вера Данилевич.

Не мог ходить, кашлял кровью

Георгий Константинович Праве родился в 1862 году в Санкт-Петербурге в семье губернского секретаря. Она занимала одну комнату, разделённую ситцевой занавеской на две части: первая служила спальней, вторая — столовой и кабинетом. Когда мальчику было четыре года, семья перебралась к бабушке со стороны матери, но жила так же бедно. Мальчик с детства увлёкался наукой, любил читать. В девять лет отец подарил ему первую стеклянную коробочку для будущей энтомологической коллекции. Дядя, служивший у князя Урусова, дал доступ к княжеской библиотеке. Её Георгий одолел почти всю. Он свободно читал на греческом и французском языках. Позже в коммерческом училище прошёл курс русской, немецкой, английской и французской литературы.

Женился Праве в 19 лет. Молодая семья ютилась в одной комнатке с отцом Георгия, который к тому времени заболел туберкулёзом. Возможно, именно от него заразился и сын.

К 22 годам юноша уже не мог самостоятельно ходить, из горла шла кровь. Лучший друг по училищу Василий Васильев  несколько месяцев буквально носил его на руках.  Известнейший врач Боткин сказал, что медицина бессильна. Но другого мнения придерживался молодой врач Лев Бертенсон, считавшийся восходящим светилом по лёгочным болезням. Он согласился бесплатно лечить Георгия, если тот сможет переехать в Ставрополь Кавказский. 

Васильев помог Праве оформиться бухгалтером в Ставропольское отделение Крестьянского поземельного банка, где как раз освободилось место. В ночь на девятое мая 1885 года Георгий Праве с женой Марией Васильевной и двухлетней дочерью Ольгой отправился поездом на юг. Состав прибыл на станцию Невинномысскую, и к вечеру 15 мая семья оказалась в Ставрополе.

Шубу не тронули

Первые полгода о работе не могло идти и речь. Но Праве всегда везло с людьми —  управлявший отделением банка Леонид Иванов не только выхлопотал семье комнату, но и несколько месяцев выполнял всю работы за нового сотрудника. Самого же Георгия каждый день выносили во двор, на южное солнце, где он лежал в траве и наблюдал за жизнью насекомых. Лето выдалось жарким: четыре месяца воздух был горячее 40 градусов, ни разу не выпал дождь. Но именно такой климат поставил Георгия Константиновича на ноги.

Несколько лет Праве работал в банке. И тут снова судьба сделала ему подарок: в 1892 году новый управляющий Дмитрий Никитин вместе с гласным городской думы Иваном Кувшинским внесли залог в шесть тысяч рублей — огромная по тем временам сумма, чтобы Праве смог открыть свою контору. Он проработал нотариусом 30 лет. Его знали в городе как доброго и справедливого человека.

Однажды вечером в глухом переулке к Георгию Константиновичу подошли двое громил и потребовали шубу.  Праве сказал, что он простужен и боится замёрзнуть, поэтому охотно отдаст шубу завтра, и назвал адрес, куда за ней можно прийти, пообещав, что не будет вызывать полицию. Услышав адрес, бандиты поняли, с кем имеют дело, попросили прощения за свой поступок и проводили несостоявшуюся жертву до дома в целости и сохранности. 

На Ставрополье Праве больше известен как основатель народного музея, который он назвал в честь своей жены «Подвижным музеем учебных пособий имени Марии Васильевны Праве». Материалы собирались 54 года и насчитывали более 60 тысяч предметов: таблиц, образцов по химии, физике, географии, ботанике, зоологии, анатомии и физиологии человека и так далее. Позже эту коллекцию пособий объединили с музеем Северного Кавказа, созданным присяжным поверенным, общественным деятелем Григорием Прозрителевым.

Во многом Георгию Константиновичу помогали друзья — Праве как Солнце притягивал на свою орбиту увлечённых талантливых людей своего времени. Географ, путешественник, натуралист Николай Динник пополнял коллекцию музея рогами, шкурами, чучелами животных. Организатор Ставропольской сельскохозяйственной опытной станции Николай Походня собирал материалы для сельскохозяйственного отдела. Ветеринарный фельдшер, охотник и препаратор Александр Рублёв привозил редкие экземпляры из своих экспедиций.

 Дома был зоопарк

С чем Праве особенно повезло — так это с семьёй. О его жене  Марии Васильевне известно немного. Она лишилась матери в четыре года, но была стойкой девушкой и сумела найти своё место в жизни. Для Праве она была музой, первой помощницей и другом. В Санкт-Петербурге Мария шила днями и ночами, чтобы прокормить семью, когда муж задыхался от удушающего кашля. Её любовь помогла создать музей. Не всякая женщина позволила бы тратить средства, заработанные мужем в городском нотариате, на покупку пособий, загружать комнаты в доме привезёнными чучелами, моделями, макетами. Когда корова стоила три рубля, чучело пингвина обходилось в шесть рублей.

Как вспоминала дочь Георгия Константиновича Вера, охотники привозили животных для изготовления чучел живыми. Дом превратился в зоопарк. «В ванной плескались симпатичные уточки, во дворе ходили цапля и пеликан, в саду скакала молоденькая лань, два медвежонка спали на рубашках брата и сосали пуговицы, а в подвале сидел на привязи злой белый песец и бегали белые крысы», — описывала она.

 

«Драгоценная моя девочка, жаль, что тебя нет в Мариенбаде, я с Зинуркой накупил массу интересных вещей», — писал жене Праве через 30 лет совместной жизни во время очередной поездки для лечения туберкулёза (болезнь всё равно оставалась с ним всю жизнь, хоть и в скрытой форме). Четыре страницы мелким почерком посвящены ценным покупкам, например, черепу, разобранному на части. А завершают письмо слова: «Дорогая моя крошка, береги себя, не работай много».

Именно за Марией Васильевной числился дом на месте сегодняшней гостиницы «Континент», стоивший около 20 тысяч рублей, дом по Интендантскому переулку, который оценивался в более чем пять тысяч рублей. Имущественный ценз позволил ей иметь голос в городской думе, но она отдала его мужу. С 1922 года и до конца жизни бывший гласный городской думы георгий Праве единодушно избирался членом Ставропольского горсовета.

У Марии Васильевны и Георгия Константиновича родились четыре дочери и сын, и все они с теплом вспоминали родителей.

Умер Георгий Праве в 1925 году, в ночь на 22 августа, в возрасте 63 лет. Сердечный приступ настиг его в рабочем кабинете, за столом. Проводить его в последний путь пришли тысячи человек. В музее есть фотография похорон: люди сидели даже на столбах, чтобы попрощаться с уважаемым горожанином, для которого Ставрополь был второй родиной.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *